Наталія Невядомська

Рестораторка, керуюча партнерка в «Tres Francais» і «Très Branché»

Однажды я сидела в небольшой киевской кофейне и неожиданно почувствовала себя очень гармонично, но не как гость, а как …хозяйка заведения. Ощущения были настолько естественными, что именно тогда я сама наконец-то твердо поверила в свою мечту — открыть собственный ресторан. Однако, между первой мыслью «хочу свой ресторан» и собственно открытием первого «Tres» прошло 6 лет.

Через 2 года после рождения мечты был момент, когда я была готова стартовать, даже начала поиск помещения. Я тогда работала членом правления в крупной и успешной международной страховой компании и вела ряд направлений. Руководитель, который знал меня очень хорошо и с которым мы проработали более 15 лет, наверное, почувствовал мои метания и предложил возглавить новый проект — компанию по страхованию жизни. Я согласилась. Было ли это правильным решением, я до сих пор не уверена, ведь это на целых три года отодвинуло реализацию мечты, в которой я была уверена и которой уже жила. С другой стороны, этот проект дал мне большой управленческий опыт — именно тогда я поняла, что значит, когда у тебя нет щита в виде первого лица фирмы. Так что, тезис «всему свое время», скорее всего, про меня.

Я ждала рождения второго ребёнка, когда акционеры решили свернуть наш проект. Мой базовый контракт не продлили, предложив свободную позицию в основной компании. Помню как 25 декабря я еще передавала дела, 27 утром родила сына, а 31 вернулась домой с малышом и положила его под ёлку. В тот Новый год я так гармонично себя чувствовала, что просто отпустила ситуацию.

Через пару месяцев мне позвонила подруга и сказала: «Наташа, ты же нам дырку в голове проела с мечтой о ресторане. Давай, сейчас самое подходящее время, чтобы реализовать её». Мы с мужем почти безработные, малышу 2 месяца, какой ресторан, какое подходящее время? Подруга не унималась: «Я с тобой в последний раз обсуждаю эту тему, но когда будешь на пенсии, чтоб не говорила о гибели мечты. Потому что ты даже и не пыталась её осуществить». Меня, молодую женщину, очень испугало слово «пенсия». И я ответила подруге: «Тогда помоги мне найти помещение для ресторана!». Сейчас я понимаю, что меня пугали изменения.

Со страхом я справилась через … злость. Помещение долго не находилось. Я разозлилась и поставила себе и миру «условие» — если в течение месяца не найду локацию, откажусь от мечты о ресторане. Прошло 3 дня и мы обнаружили «то самое» помещение на улице Костёльной. Быстро заключили договор, а через 2 месяца на День Святого Николая открылся «Tres Francais». С рестораном началась моя вторая жизнь.

Во Франции я чувствую себя очень свободной. Мне нравится французская кухня, возведённая в культ, и art de vivre (пер. «искусство жить»), который исповедуют французы. В постсоветском пространстве люди привыкли бороться с жизнью, вместо того, чтобы получать от неё удовольствие. Французы же умеют кайфовать здесь и сейчас, любить себя в этой жизни, они обожают быть в компании, но при этом гармонично чувствуют себя и соло. Поэтому мы выбрали Францию в качестве концепта ресторана и ни разу не пожалели.

«Tres Francais» мы сразу задумывали не просто как ресторан, а как так называемую «территорию Франции» — место, в котором можно многое узнать о французской культуре и традициях, в частности, через гастрономию. На 2 этаже ресторана создали арт-пространство и начали устраивать выставки картин и фотографий, сначала украинских художников, а потом и французские подтянулись. Потом придумали День улицы Костёльной. Каждый год мы развлекаем себя и гостей новыми блюдами, мероприятиями.

Самое сложное вначале оказалось найти общий язык с командой, презентовать и привить свою систему правил и ценностей. Первые полгода я выстраивала отношения внутри команды, пыталась внедрить стандарты работы системной структуры в ресторанный бизнес. Заходила на кухню, как на пиратский корабль, а они, в свою очередь, были удивлены тем, что я приходила в ресторан каждый день, а не пару раз в месяц — с проверкой и «за деньгами».

Мы ввели систему KPI с премиальными, забрали понятие «общака», когда чаевыми нужно было делиться с кухней, месячное планирование, создали отдел маркетинга, выстроили систему тренингов. Не все в команде привыкли работать «так»! Первый шеф-повар, узнав, что я собираюсь делать бизнес-ланчи уже через три месяца после открытия ресторана, ушёл, сказав, что не собирается работать «во французской столовой». Тогда я в очередной раз убедилась, что не нужно пытаться никого изменить,  но изменять себе и своим принципам тоже не стоит.

Мне важны искренность, верность и открытость в отношениях. Это семейный бизнес, муж меня поддерживает и помогает, ведет ряд вопросов работы компании. С частью коллег мы вместе уже 9 лет, а с партнёром по бизнесу, думаю, встречались еще в прошлых жизнях :)

Иногда знакомые говорят мне: «Ты идёшь в ущерб своим интересам ради того, чтобы быть «правильной и хорошей». Вообще нет! Я поступаю так не чтобы «выглядеть хорошей». Просто мне важно строить жизнь без стыда и сомнений за свои поступки.

Я никогда не чувствовала никакого давления со стороны мужчин — как в страховом, так и в ресторанном бизнесе. Более того, еще работая в страховой компании, я как-то услышала в свой адрес: «Наташа, пощади своего коллегу, он же мужчина!». Меня тогда это «улыбнуло», что Женщину просят «пожалеть» Мужчину, с которым мы на одной позиции. Так что, дело не в гендере, а в желании работать, развиваться, создавать новое и никогда не быть безразличным к результатам того, что в итоге получается.

Я всегда верила в то, чем занимаюсь, и от каждой работы получала удовольствие. Иначе я просто не смогла бы ею заниматься. Муж даже когда-то сказал мне: «Ты неправильно живёшь: ты в наёмном бизнесе работаешь как в частном». Думаю, что это женский стиль ведения бизнеса. Мы, женщины, всё пропускаем через эмоцию и воспринимаем всё глубоко и даже лично. Тем не менее, именно с началом ведения собственного бизнеса ситуация с личным и общественным обрела гармонию.

Желания бросить никогда не было. Наоборот, после «Tres Francais» мы открыли «Très Branché», а потом ещё и арт-бар «It`s Not the Louvre». С последним заведением нам пришлось, надеюсь, что временно, попрощаться. Грустно, ведь это был крайне интересный, хоть и сложный, проект, но по независящим от нас обстоятельствам пришлось закрыться. Вот тогда я впервые подумала о том, что в этом бизнесе помимо лайф-хаков бывают и реальные проблемы, в том числе и те, на которые ты не всегда можешь повлиять. Но ныть я не умею и не люблю.

Если описать меня одним словом, то я «живу». Я неисправимый оптимист, каждый день чему-то радуюсь. И во что-то верю. Например, верю, что Вселенная помогает тем, кто делает своё дело с любовью.

Моё детство было беззаботным и счастливым. До 5 лет я росла, в основном, у бабушки, это мой самый близкий друг и человек. В детстве у меня было 2 привычных состояния: либо я сидела на улице с книжкой, либо бегала с друзьями и играла в «козаки-разбойники» или гоняла на велосипеде. Просто ничего не делать мне было скучно.

Я два раза замужем, мой второй супруг — архитектор и художник. Сначала я познакомилась с его работами, и только потом с ним лично. Он понимает и поддерживает меня, верит в мои идеи. Когда мы вечером встречаемся дома, то он любит говорить о работе, а я — нет. Мне хочется прочувствовать детей, дом и все, что с этим связано, а ему — обсудить рабочие вопросы. Тогда мы идём друг другу на уступки. Но, если бы мы с утра до вечера работали вместе, все было бы было бы гораздо сложнее, так как мы оба по натуре лидеры.

Для меня было открытием, что даже занимаясь любимым делом можно выгореть. Поэтому я научилась отслеживать моменты, когда выгорание вот-вот наступит. Отдых нужен, тем более, что в бизнесе приток энергии идет от руководителя и напрямую влияет на эффективность работы компании.

Я бы никогда не пошла в политику, потому что не верю в «закрома родины». Моей энергетики на это не хватит. Я люблю действовать в своём маленьком мире, внутри которого я реально могу что-то улучшить.

Моим детям интересно то, чем занимается их мама. Младший любит готовить, с 4 лет он ходит в кулинарную школу Très. Уже озвучивал нам, что хочет стать шеф-поваром. Хотя сейчас рано об этом говорить, но я поддержу любое его желание, ведь очень важно не перекладывать свои мечты на ребёнка. Старшая дочь раньше вообще не интересовалась рестораном, но полгода назад во время каникул сама попросилась поработать в качестве хостесс. И «зажглась», теперь нам с ней есть о чем поговорить!

 

Советы девушке, которая хочет открыть свой ресторан

 

  1. Проверьте на прочность свою мечту. Чтобы это была не дань моде или «мечта подружки», ведь в Украине это втройне сложный и непредсказуемый бизнес. Сходите на тематические курсы, вебинары и семинары, послушайте про прелести-ужасы ресторана. Если желание не пропадёт — хорошо, если пропадёт — тоже хорошо, значит это была не ваша мечта. Потому что ресторан нужно открывать только тогда, когда не открыть его ты не можешь.

 

  1. Устройтесь на работу в ресторан, чтобы увидеть все процессы изнутри. Это гениальный опыт, который дает много важных инсайтов, нюансов и лайфхаков, и позволяет отшлифовать видение своего ресторана.

 

  1. Выбирайте узкопрофильных специалистов, нанимайте профессионального финансиста, бухгалтера и менеджера.

 

  1. Ищите «своих» людей, выстраивайте команду единомышленников.

 

  1. Никогда не останавливайтесь в развитии, придумывайте новое, будьте интересны себе и другим.

 

  1. Получайте удовольствие от того, что делаете!